Translate

суббота, 24 марта 2012 г.

Стеклянный мёд (глава тридцать третья)


Глава тридцать третья,
в которой господин Бобликс еще раз считает ключи

          - Малыш, тебе не горячо? – участливо спросила Осень, когда Марк выпрямился и на вытянутых руках поднял перед собой Зеркало.
          - Совсем нет, - заверил ее Марк. – Посмотрите, какое оно красивое!
          Марк повернулся вокруг собственной оси, желая поделиться величественным зрелищем со всеми. По мере того, как Зеркало обращало свой лик к каждой части света, невидимое, осязаемое одной кожей сияние разливалось вокруг. Деревья, травы, цветы потянулись ему навстречу. Раздался глубокий прохладный вздох - Лес ожил. И лишь Максимилиан в ужасе отшатнулся и закрыл лицо руками, когда Зеркало оказалось напротив него.       

***
          Королева фей критически осмотрела полянку перед своими покоями и сурово спросила:
          - Вы так и будете ждать ценных указаний или все же приметесь за работу? Страшно подумать, сколько заветных желаний осталось неисполненными!.
          - Но Ваше Величество, - вступился за волшебный народец Патрик, - на пороге Зима. Согласно вашему указу желания подлежат исполнению лишь во второе утро мая.
          - Несомненно, - согласилась королева и, посмотрев на крошечные часы, висевшие на ее шее в виде серебряного кулона, всплеснула руками, – Но желания не исполнялись почти пятьсот лет! Нужно наверстывать упущенное. Нас ждут нелегкие полтора года.
          - Что вы имеете в виду? – уточнил Патрик.
          - Свой новый указ, - невозмутимо ответила королева и придирчиво осмотрела алмазный скипетр, возвращенный ей Патриком. – Повелеваю, начиная с сегодняшнего дня, исполнять заветные желания на территории всего Восточного континента, накопленные со дня погружения народа фей в оцепенение.    
- Кхе-кхе, - кашлянул кто-то над их головами. – Извините, что вынужден прервать вашу беседу. Но я здесь по служебной надобности, а потому крайне ограничен во времени.
Задрав головы вверх, все увидели немного растянутое по диагонали лицо незнакомого им человека с очень высоким (заканчивающимся почти на затылке) лбом. Лицо подрагивало, и пару раз по нему пробежала рябь.
- Что это? – спросил Марк и на всякий случай взял Патрика за  руку.
- Господин Седер! – узнала эфемерного визитера королева. – Рада вас видеть.
- Я  тоже, Ваше Величество, несказанно рад. И прежде всего тем, что вижу вас  и госпожу Осень в добром здравии. Вы понимаете, что с тех пор, как вы впали в оцепенение, дела Ордена застопорились. Самые ничтожные процедурные вопросы не находили своего решения. Однако об этом позже. Сейчас я здесь как представитель Комитета по надзору за эволюцией, - секретарь откашлялся и зачитал текст постановления Комитета. – На заседание Комитета по надзору за эволюцией, назначенное на следующий четверг, надлежит явиться: фантому Пуштаку, госпоже Осени, господину Патрику Изи и мумзику ЛоббиТобби.
- Извините, господин Седер, - подал голос Патрик, - но я вынужден отказаться от столь высокой чести. Надеюсь, Комитет сочтет причину моего отсутствия уважительной – я обещал своей тетке, что по окончании дел немедленно явлюсь к ней. Обмануть ожидания пожилой женщины я не могу.
- Я тоже вынуждена принести свои извинения и отклонить приглашение, господин Седер,  - сказала Осень. – Вы сами видите - я в цейтноте: из-за моего отпуска остались недоделанными многие дела, а мое время уже на исходе, пора передавать полномочия Зиме.   
- Что ж, - понимающе кивнул секретарь, - я постараюсь донести до Комитета уважительность причин вашего отсутствия. Кроме того, - он продолжил зачитывать  постановление, - Комитету надлежит представить Зеркало.
- Но, господин Седер! - запротестовала было Авиталь.
- Зеркало, - твердо повторил он. – И скажите спасибо, что никто не доложил Комитету о том, что к вам попала Книга.
Господин Седер многозначительно посмотерл на Патрика. 
- Спасибо, - глухо отозвался Патрик.
- Господин Седер, - внезапно заговорил Максимилиан, молчавший с того самого момента, когда Зеркало вновь возродилось к  жизни, - а что будет со мной?
- Сложно сказать. Вопрос о вас еще не поднимался Комитетом, - секретарь заглянул в свой блокнот и предложил, - давайте поступим следующим образом: я включу его в повестку дня следующего заседания. Есть еще какие-нибудь вопросы?
- Есть, - щеки Патрик слегка порозовели. – У меня нет должного образования, видимо, поэтому я не в полном  объеме владею некоторыми магическими техниками. Подскажите, посредством какого магического инвентаря доступна связь  на таком уровне? Насколько я знаю, хрустальные шары не передают звука, к тому же они не могут транслировать изображение  обеим сторонам.
- Ах, это? – секретарь махнул рукой. – Это опытный образец. Один из студентов Ла Боратора, заваливший очередной раз экзамен по телепатии, изобрел этот хитрый прибор. Ну а я, так сказать, провожу его полевые испытания. Занятная вещица, не правда ли? Вот только…
Но узнать, что  хотел сказать секретарь, не удалось – набежавшая рябь до неузнаваемости исказила изображение, растаявшее за доли секунды.
- Как вы думаете, - Максимилиан выглядел подавленным, - какую участь уготовит мне Комитет?
-  Я думаю, нам нет нужды дожидаться решения этих напыщенных индюков, - усмехнулась королева. – Максимилиан, положа руку на сердце, чего бы вы сами хотели? Власти, свободы, богатства?
- Покоя, - ответил Максимилиан.
- Вот ваша судьба и решилась, - заверила его королева. – Но хватит ли у вас смелости пройти по пути, ведущему к покою?
- Не сомневайтесь, Ваше Величество. На этом пути самым сложным является само осознание желания покоя, а для меня оно уже пройденный этап.
- Марк, мальчик мой, - обратилась королева, - будь добр, принеси сюда Зеркало.
Максимилиан закрыл глаза (его лицо, до того момента словно находившееся в тени грозовых туч, просветлело).
- Ну что ж, Максимилиан, единственное, что требуется от вас – посмотреть самому себе в глаза и еще раз повторить свое желание.
Патрик принял из рук Марка Зеркало и поднял повыше, чтобы Максимилиану было удобнее.  Но прежде, чем подойти к Зеркалу, темный рыцарь склонился к мальчику и сказал:
- Ты знаешь, я всегда был равнодушен к тебе. И сейчас я чувствую свою вину – я мог бы быть ласковей и внимательней. Ты знаешь, никого на свете я не любил так, как своего коня Хаммуба. Поэтому я хочу, чтобы он достался именно тебе, - Максимилиан свистнул и прислушался: издалека донеслось лошадиное ржание. – Через минуту он будет здесь. И после того, как я с ним попрощаюсь, ты станешь его хозяином, а он твоим верным другом и слугой. Заботься о нем.
- Хорошо,  - сказал Марк и протянул Максимилиану ладошку. – Спасибо тебе.
Максимилиан подошел к спустившемуся с неба белоснежному скакуну и обнял его за шею. Постояв с минуту, прижавшись к Хаммубу, Максимилиан подвел его к мальчику и вложил уздечку в руку Марка. Затем он резко повернулся и подошел к Патрику, продолжавшему держать Зеркало.
- Ну? Пора, – выдохнул Максимилиан и, пристально посмотрев в Зеркало, произнес, - Покоя!
 О том, что произошло дальше, присутствовавшие на поляне долго спорили, описывая то, что привиделось каждому из них. То ли Зеркало, распахнулось и приняло в свои объятья блудного сына, то ли невиданный свет излился на Максимилиана и растворил его, то ли… Одним словом, Максимилиан исчез. Правда, чайник уверял всех, что видел  того внутри Зеркала, но ему никто не поверил.

***
- Гм, а вы талантливы, как я и предполагал,  - стряхивая с подбородка сахарную пудру, которой обсыпался от неожиданности, констатировал господин Седер. – Как вам удалось включить этот прибор?
С потолка приемной, где  господин Седер по обыкновению попивал утренний кофе с сахарными пончиками, на него смотрел волшебник без диплома и Лицензии - Патрик Изи.
- Мне нужно было задать вам вопрос, - ответил Патрик.
          Лицо господина Седера еще больше вытянулось (теперь уже не по причине технических неполадок при трансляции).
- Ну что ж, если сила желания столь велика, что ей удалось возвействовать на визуализатор (кажется, так его назвал Бобкис), - господин Седер отложил в сторону надкушенный пончик и приготовился слушать.
- Скажите, как Совету могло придти в голову возложить столь ответственную миссию на ничего неподозревающего мумзика? Это же безумие, - Патрик искренне негодовал, о чем свидетельствовали стиснутые кулаки.
- Но ведь все благополучно разрешилось, - улыбнулся господин Седер.
- И вы считаете это объяснением? – Патрик укоризненно покачал головой.
- Полагаю, следующим будет обвинение в безответственности. Вы мне крайне симпатичны, молодой человек. И я хочу избавить вас от необходимости произносить обвинительные речи в адрес Совета. Вы когда-нибудь пробовали летать? Нет, я не говорю о формуле левитации. Вы когда-нибудь пробовали разбежаться, взмахнуть руками и полететь?
- Люди не птицы, им не дано летать.
- Вот видите!. Вы заранее уверены, что это невозможно. Посмотрите на свои ноги, - секретарь сотворил какую-то пантомиму и скосил глаза на потертые сапоги Патрика.-   Видите ядро, приковывающее вас к земле? Не утруждайтесь читать, я и так вам скажу, что имя этому ядру «Невозможно».    
Патрик топнул ногой, цепь, приковавшая его левую щиколотку к ядру, звякнула и распалась. Следом за цепью пропало и ядро.
- Если бы мумзик изначально знал, - продолжил господин Седер, - что его миссия обречена на провал, что выполнить задание не по силам никому, разве он справился бы? Нет.
- Это жестоко, - Патрик отказывался сдаваться.
- Это – магия. Вы слыхали выражение: «осилит дорогу идущий»? Это второе основное заклинание магии действия, или кинетической магии, как ее стало модно называть в последнее время. Вы талантливы, но вам недостает элементарных знаний. Хотите мое мнение? Проведывайте свою тетушку, а после того являйтесь на заседание Совета по надзору за эволюцией. Я сейчас перекрою повестку дня и пришлю вам приглашение не на грядущий четверг, а на тот, что будет через две недели. Вам следует серьезно подумать над вопросом получения образования в стенах ЧАВР. Договорились?
- Да,  - Патрик неуверенно кивнул.
После того, как межпространственное окно над головой господина Седера погасло, он задумчиво потер свой подбородок и сказал:
 - Вот так запросто взять и включить визуализатлор, даже не зная принципа его действия – это талант. Несомненный талант. Надо бы за этим глухоманийским самородком пристальней понаблюдать.

***
- Как же так, - все не унимался ЛоббиТобби, бегая с мотыгой и лейкой от травинки к травинке, от корешка к корешку, - я толком еще задание выполнять-то не начал, а меня уже назад требуют? Кто же за лесом присмотрит?
- Не беспокойся, - утешала мумзика, как могла, Авиталь, с энтузиазмом носившая следом за ним  пакетики с семенами, - ты мне покажи, что делать надо. Я, конечно, не мумзик, но я буду очень стараться.
- Как можно, Ваше Высочество? – каждый раз, обращаясь к принцессе, чайник церемонно кланялся. – Вам в земле ковыряться не положено. Это работа для нас – скромных тружеников.
По окончании рыцарской миссии он так и не притронулся к рабочему инвентарю, а все больше философствовал и подумывал засесть за написание мемуаров.
- Не волнуйся, - Осень закончила золотить листья на березах и присела передохнуть невдалеке от разбиваемой мумзиком клумбы, - со дня на день придет Зима, Лес вздремнет и без твоего надзора. А к Весне кого-нибудь пришлют наподмогу. Кстати ты чего это затеялся с посевом?
- Да мы пока шли сюда, - мумзик перестал копошиться в земле и теперь стоял, опершись на черенок мотыги, - столько всяких цветов встретили, что я не удержался и собрал кое-какие семена. Ну не нести же их обратно. А они к Весне проснуться, и будет в Дивном Лесу новая лужайка. Не одним же ландышам тут цвести. Да и пчелам подарок будет – за нектаром летать недалеко.
- Пчелы! – всплеснула руками Осень и, ничего не объясняя, роняя по дороге кисточки и тюбики с краской, помчалась на пасеку.
*** 
  Патрик стоял перед стройными рядами ульев с палкой, обмотанной паклей, в руках.
- Стой! Остановись! – закричала Осень, увидев, как Патрик сунул палку свободным концом в лениво тлеющие на железном совке угли. Пакля быстро воспламенилась, и теперь в руках у Патрика был факел.
- Не надо их убивать! – выпалила запыхавшаяся Осень. – Они больше не причинят вреда. Рабочие пчелы, обученные Пьером собирать сны, не переживут Зиму – их век короток. А новых обучить воровству будет некому, проснувшись с приходом Весны, они займутся привычным благородным делом.  Надо лишь найти им новую королеву.
-А что делать с медом? – Патрик показал на бадью, вынесенную им из дома пасечника.
- Отдать королеве фей. Лучше нее никто им не распорядится.  
 
***
Пропировав полночи в закромах Грозового Бастиона, Ксаверий поутру затосковал. Несомненно, копченый окорок или головка выдержанного сыра способны заставить желудок радоваться, а мозг – впасть в легкую эйфорию. Но все это - нестоящее упоминания мимолетное удовольствие в сравнении с глубоким удовлетворением от полуденной дремы на теплой каминной полке, под размеренное тиканье почтенных настенных часов. Он забрался на крепостную стену, посмотрел вниз – туда, где за много миль отсюда просыпался милый Градомилов, и слезы навернулись на глаза от воспоминаний о сливках в керамической миске, оставляемой матушкой Плющ специально для него на коврике у плиты. Не успел он облизать поднесенную  для утреннего туалета лапу, как услышал мелодичный перезвон колокольчика. Он обернулся, чтобы разглядеть источник звука, и вдруг обнаружил себя сидящим на каминной полке в гостиной матушки Плющ. Знававшие еще прадеда Петунии  часы заканчивали отзванивать восьмой час утра.
 Надо сказать, что полученная в дар королевой фей бочка стеклянного меда очень сильно способствовала выполнению последнего королевского указа: волшебный народец, отпраздновавший медовым глоточком свое воскрешение, с утроенным энтузиазмом взялся за исполнение заветных желаний.
И знай Ксаверий, что столь стремительным возвращением домой он обязан шалости одной слегка захмелевшей феи,  то кошачий эпос пополнился бы еще одной невероятной байкой.

***
- Забавно получается, - проверяя на прочность колеса найденного в целости и сохранности мобильного домика, сказал ЛоббиТобби, обращаясь к Осени, - мы с тобой все время прощаемся и никак распроститься не можем.
-  Скажу тебе по секрету, - Осень понизила голос до уровня интимности, - мы с тобой никогда не распростимся окончательно: так и будем встречаться и прощаться.
- Кстати, ЛоббиТобби,  тебе никогда не приходил в голову вопрос: почему у тебя только три месяца в году отпуск, а у Осени – шесть? – встрял в разговор Пуштак.   
- Опять повод для недовольства ищешь? – укоризненно покачала головой Осень.
- Знаешь, когда работаешь, времени на всякие глупости нет. К тому же я прекрасно понимаю, что моя задача – содержать в порядке лес или луг, а у Осени в работе сразу все полушарие. И вообще, ты не болтай, а впрягайся, - ЛоббиТобби протянул Пуштаку лямку.
- Вы что же, так и собираетесь идти пешком? – Осень с сомнением оглядела разношерстный караван. Помимо Пуштака компанию ЛоббиТобби и чайнику составлял подаренный Марком дон Федереко, с надменным выражением лица восседавший в клетке на крыше домика.
- Мы пробовала запрягать дона Федерико, но вышло еще хуже, - признался  чайник.
- Ну нет, так вы далеко не дойдете!. И хоть это не в моих правилах, пожалуй, я вас прокачу, - Осень свистнула, и на ее зов прилетели несколько припозднившихся с отлетом на юг уток.
Ни до , ни после ни одному мумзику, а уж тем более чайнику не доводилось летать на утках. Хотя чайник-то к тому моменту считал себя авиатором со стажем.    
      
***
          Заседание Совета по надзору за эволюцией проходило в закрытом режиме. Ни гостей, ни экспертов приглашено не было (за исключением господина Мозула). Атмосфера в кабинете ректора, где вопреки сложившейся традиции в этот раз проводилось заседание, была наэлектризована до предела.
- Ты, значит, возомнил себя Творцом? Решил создать идеальный мир персонально для себя? – уточнил секретарь.
- Я? – Пуштак растеряно посмотрел по сторонам.
- А почему бы и нет, раз место Милора Адони вакантно, - усмехнулся магистр Дордан.
- Да нет же! – взмолился Пуштак, - я хотел всего лишь кусочек идеального порядка и покоя. Я, когда попал из зеркального мира в ваш, сразу увидел, как они отличаются. Мне было тоскливо здесь и беспокойно. Я старался отвлечься, работу нашел. Изо всех сил пытался быть мумзиком. Но все не то! В Зеркале все было упорядоченно и размеренно. А у вас все меняется изо дня в день: не успеешь привыкнуть к одуванчикам, как уже пора пожухлую листву убирать. Ну честное слово!.. 
– Я всегда говорил, что доморощенных демиургов у нас хватает, глаз да глаз за каждым нужен. – Дордан сердито почесал бороду и продолжил, - Это еще хорошо, что зеркальный проходимец закрылся в своем собственном стеклянном раю и не собирался миром править. А то что бы нам тогда делать с двумя претендентами на владычество? Где, кстати, Наваль? Надо бы и с ним разобраться.
- Боюсь, что как раз это нам недоступно, - улыбнулся Пелазор.
- Вздор! – Дордан стукнул кулаком по столу, - Нам все доступно. Что, этот хлющ в состоянии противопоставить мощи целой Академии?
- Магистр, вы зря горячитесь. Магистр Пелазор хотел лишь указать на то, что Пьер Наваль в данный момент уже не представляет для гармонии и мироустройства не только угрозы, но и интереса. Видите ли, он не предусмотрел нюансов взаимодействия со своим же детищем, которое его и поглотило.
- Секретарь, вы не могли бы изъясняться более понятно? – раздраженно попросил Дордан.
- Пожалуйста. Вот эта милая ящерица, - секретарь указал на клетку, в которой дремал дон Федерико, - сделала за нас всю черную работу. Будучи драконом по форме, но оставаясь ящерицей по сути, она нечаянно съела своего создателя.
- То есть? – удивление вытянуло лицо магистра Дордана, превратив из идеального круга в подобие бородатого овала.
- Отступая в заранее подготовленный к длительной осаде Грозовой Бастион, Наваль не учел того, что огнедышащий страж может не правильно истолковать поднявшуюся вокруг крепости суматоху. Дракон с мозгом ящерицы, вынужденный охранять заточенную в одной из башен замка Осень, был не только напуган, но и голоден, - секретарь вытряхнул на ладонь из картонной коробочки сушеную муху и бросил в клетку, где подремывал дон Федерико. Муха не успела коснуться пола клетки – язык ящерицы лихо переправил ее в рот. – Примерно так он поступил со своим неосмотрительным хозяином, когда тот заскочил в замковый двор и закрыл за собой ворота.
- Да, но откуда такая уверенность? Не хотите же вы сказать, что вам об этом рассказала сама ящерица, - Дордан был разочарован тем, что помериться силами с Навалем ему не удастся.
-  Что вы, магистр! На такое утверждение всех резервов моей фантазии недостаточно, - усмехнулся секретарь. – Об этом нам поведала госпожа Осень. Она имела возможность свободно перемещаться в башне, где была заточена. Но так как единственное окно выходило во двор замка, то особенного выбора у нее не было. Она видела только то, что происходило внутри замковых стен.
- Вот досада! – не сдержался магистр Дордан.
- Зря вы так переживаете, коллега, - похлопал по плечу мага магистр Пелазор. – Это не худшее из того, что могло бы случиться.
- Что вы имеет е в виду?
- К примеру, дракон мог бы не проглотить Наваля, а испепелить, выдохнув на него весь запас своего огня. И тогда! Тогда произошла бы катастрофа, как я полагаю. Представьте весь тот потенциал магического гения этого негодяя, который бы в момент воспламенения высвободился и выплеснулся в наш мир.
Все присутствовавшие в кабинете разом судорожно вдохнули.
- Да, - подытожил секретарь, бросая дону Федерико очередную муху, - эта ящерица, сама не подозревая о том, спасла мир от неконтролируемого выброса в наши хрупкие измерения огромной волны магии.
- …Что, вероятно, привело бы к возникновению новой двери. Но уже не глухой, а распахнутой настежь. Страшно представить, к чему бы это привело!
В кабинете раздался очередной хоровой судорожный вдох.
- Ну, а что делать с этим самозваным магом? – Дордан был раздосадован тем, что какая-то ящерица лишила его возможности устроить турнир магов, и теперь искал на ком бы выместить свою агрессию. -Как там его зовут?
- Патрик Изи, - подсказал секретарь.
-  До недавнего времени он прекрасно справлялся с функциями волшебника Глухомании, - подсказал Мозул.
- Ну волшебником он быть не может! -  безапелляционно отрезал  магистр Дордан. – Он не обучался в Академии.
- Бесспорно, образование он получал довольно хаотично. Однако я ознакомился с его библиотекой и был приятно удивлен тем объемом познаний, который он почерпнул самостоятельно. Некоторые фолианты сделали бы честь даже библиотеке Академии. Полагаю, что нам имело бы смысл принять у него экзамен по тем дисциплинам, которые он изучил заочно, - на последнем слове магистр Пелазор сделал ударение, - и принять его в Академию на тот уровень, которому будут соответствовать его познания.
- Это исключено! – грохнул по столу кулаком Дордан.
- Магистр, - секретарь устало поправил на носу то и дело съезжавшее пенсне и выразительно посмотрел на Дордана, - положа руку на сердце, признайтесь: вы готовы пожертвовать своим  нынешним назначением и принять под свой протекторат  крохотную Глухоманию,  населенную представителями всех тех малых народцев, чьей судьбой так озадачена Академия?
- Зачем же ставить вопрос так радикально? – магистр Дордан сразу понял, откуда дует ветер, и чем это может обернуться конкретно для него. – Полагаю, что Академия вполне может себе позволить направить в Глухоманию одного из выпускников текущего года. А вот приравнивание знаний сомнительного самоучки к знаниям, получаемым в стенах Академии, подорвет авторитет ЧАВР.
- Коллеги, - воззвал терпеливо молчавший до этого гроссмейстер Трюфэльд, - Учитывая сложившееся положение (надеюсь, никому не надо напоминать, что последний выпуск был осуществлен семь лет назад, а последующий ожидается не ранее следующего года), вопрос о возможности сдачи экзаменов экстерном считаю не только правомочным, но и полезным и своевременным. Авторитет Академии незыблем. А возможность получения образования дистанционно лишь упрочит мысль о безграничности магической мощи, способной передавать знания на расстоянии. Секретарь, будьте добры, внести в учебный план прием экзаменов у Патрика Изи. И не тяните с этим. Глухомания и так уже почти месяц без магического надзора. Одному провидению известно, что там могло стрястись за это время.   
- Гроссмейстер, позволительно ли будет мне внести предложение? – смиренно спросил секретарь.
- Несомненно, господин Седер, - кивнул ректор.
«Надо же, оказывается, у секретаря есть фамилия», - в унисон подумали все, присутствовавшие в кабинете. Сказать по совести, даже ректор, единственный, кто помнил фамилию секретаря, не знал его имени. Спросить у самого секретаря, сославшись на склероз, ректор стеснялся. Поэтому предпочитал думать, что за сокращением «Б.Седер» таиться что-то типа «Бенджамин».
- Мне думается, было бы совсем не лишним в подмогу, так сказать, молодому специалисту, назначенному Ученым Советом волшебником Глухомании, направить небезызвестного вам мумзика ЛоббиТобби.
- Прекрасная идея, - поддержал секретаря магистр Пелазор. – Предлагаю внести вопрос в протокол и поставить его на голосование. Единогласно? Я так и думал!.
- У меня тут имеется одно ходатайство, - секретарь достал из папки сложенный вдвое желтый кленовый лист.
- Какого свойства? – подал голос магистр Дордан.
- О восстановлении в чине, - прочел секретарь. – Ходатай просит за Пушкайтса, бывшего куратора Дивного Леса, разжалованного и отстраненного от дел в связи с кражей у последнего подведомственного Леса.
- По правилам такое ходатайство должно быть подписано как минимум двумя членами Ордена Посвященных, - напомнил Дордан.
- Вы правы, магистр. Под ходатайством стоят две подписи: Осени и ее Величества королевы фей, - секретарь  продемонстрировал листок аудитории.
-  Не вижу препятствий для удовлетворения ходатайства, - сказал ректор. – Секретарь, распорядитесь выдать Пушкайтсу полагающийся по должности кафтан. - Что-то еще?
          - Да, гроссмейстер. Осталось решить судьбу Зеркала и мальчика, пасынка Пьера Наваля.
          - Зеркало нужно возвратить Привратникам. Не знаю, да и не хочу знать, сохранило ли Оно какие-нибудь из своих свойств. Но всем будет спокойней, если Оно вернется в хранилище, - предложил Пелазор. – А мальчик?...
          Магистры надолго задумались, пытаясь припомнить те времена, когда их самих называли мальчиками.
          - Ну, а я? Я могу идти? – робко подал голос Пуштак.
          - Как бы ни так!  - сурово отрезал магистр Дордан. – За такими кадрами глаз да глаз нужен!
          - То есть два глаза, - попытался пошутить Пуштак, но осекся под грозным взором магистра Дордана.
          - Таких проходимцев во времена императора…, - мечтательно закатил глаза Дордан, но не успел закончить фразу.
          - Магистр, давайте не будем отвлекаться от темы, - ректор поправил на носу очки. - У Ла Боратора есть замечательный студент – талантливый парень, но с небольшим, так сказать, прибабахом- Бобкис. М-да.  Способен создать что угодно: от заклинания до нового аппарата, испытанием которого сейчас занят господин Седер. Все хорошо, если бы ни одно «но»: в его записях можно заблудиться, а все потому, что пишет он зеркальной тайнописью. И настолько эта тайнопись тайная, что сам же иной раз разобрать написанное не может. Как я понимаю, Пуштак, живя в Зеркале, читал как раз зеркальное отражение текста. Вот к Ла Боратору мы его и определим!.
          На том и порешили.   

***
          - Мышь! У вас есть настоящая мышь! – глаза Марка восторженно загорелись.
          - Подумаешь, - хмыкнул кот, - мышь. Это ж не слон, чтоб так восторгаться.
          - Отойди, - прошептала Мышка, делая «страшные» глаза. – Не мешай. Мной еще никогда так не восхищались.
          - Ого! – воскликнул Марк. – Да она и говорить умеет.
          - Интересно, почему он так не восторгался, когда увидел говорящего кота? – возмутился Ксаверий. - Может сложиться впечатление, что каждый второй кот болтает без умолку. 
          - И ты говоришь, - господин Бобликс обратился к Патрику, - что мальчик воспитывался волшебником?  Уж он-то должен был и не такие чудеса видеть.
          - Филидор, - рассмеялся Патрик, - вы путаете волшебников с ярмарочными фокусниками. Марк действительно был спасен во время шторма Пьером и воспитывался им как сын. Надо признать, что Пьер мог бы добиться многого на магической стезе, если бы не заразился манией величия, отягощенной жаждой безграничной власти. Но это совершенно не значит, что он разжигал очаг, высекая искры из пальцев. Напротив, он пользовался обычными спичками. Техника безопасности при работе с магией требует предельной осторожности и экономии. Чуть переберешь,- и часть твоего реального времени затянет в магическое измерение. А чем это  чревато, лучше даже не задумываться. Судьба Мёрдока до сих пор остается главным напоминанием о необходимости строго соблюдать все предосторожности.
          - Мальчики, - позвала от празднично накрытого стола матушка Плющ, - прошу за стол!.
          - Разве мы не дождемся кое-кого? – хитро прищурился господин Бобликс.
          - Она обещала заглянуть на минуточку, не больше, и просила ее не ждать – работы накопилось столько, что до прихода Зимы боится не успеть все закончить, - ответила Петуния. – Так что – прошу.
          За трапезой беседа перекинулась на кулинарные таланты хозяйки и плавно перетекла в рассуждения о саде. Пушкайтс, оправданный и реабилитированный, томился в нетерпении: он истосковался по своему Лесу и не мог дождаться письменного подтверждения от  Комитета по надзору за эволюцией, чтобы тотчас пуститься в путь.   Мечты его уже унеслись за пределы Имперского Хребта. Однако чувства, в числе которых была благодарность, все еще пребывали в окрестностях Градомилова. Он чувствовал себя обязанным и клялся подыскать матушке Плющ толкового помощника.
- Не беспокойся, милый, - утешала Пушкайтса Петуния. – У меня уже есть прекрасный помощник.
- Вот как? Замечательно. И кто же он? – не удержался от любопытства Пушкайтс.
- Вот он, - с улыбкой матушка кивнула в сторону Марка.
- Он?  - удивился  Пушкайтс. – Я думал, он хочет стать учеником волшебника.
- Нет, - отрицательно покачал головой Марк, - я хочу быть вместе с Патриком, но не хочу становиться волшебником.
- К тому же я никакой не волшебник, - ответил Патрик. – А теперь, когда  о моей  самодеятельности узнает Совет, волшебником мне не стать ни при каких условиях. М-да, через две недели я получу нагоняй от Комитета по надзору за эволюцией и, как говориться, пойду на все четыре стороны. Так что матушка Петти, у тебя теперь будет переизбыток помощников.
Матушка Плющ растроганно всхлипнула и, чтобы скрыть набежавшие слезы радости, отвернулась к плите и принялась энергично размешивать что-то в большой кастрюле.   

***
- И все- таки я не понял вот чего: у кого был настоящий ключ? – господин Бобликс выглядел озадаченным.
- Филидор, ну какое это сейчас имеет значение? – матушка Плющ с нежностью потрепала Марка по волосам.
- Не скажи, Петуния. Эта история не так проста, как кажется. И что-то подсказывает мне, что в ней рано ставить точку, - господин Бобликс многозначительно поднял указательный палец. – Так может мне кто-нибудь доходчиво растолковать, что там случилось с ключами?
- Настоящий ключ был один, - откликнулся Патрик. – Привратники не отдавали, да и не имели права отдать ЛоббиТобби оригинал ключа.  Они создали для него копию, чтобы избежать возможных плачевных последствий, попади ключ в чужие руки. Они ограничили срок существования копии, о чем уведомили ЛоббиТобби. Но мумзик даже не подозревал  о мощи, которая таится в его легковесной ноше.
- А матушка не передавала Патрику настоящий ключ, - потупилась Мышка, - потому что мы его подменили. Она привезла в  Лощину обыкновенный ключ от музыкальной шкатулки. Настоящий ключ должен был незаметно доставить Ксаверий.
- Но так, видимо, было угодно судьбе, чтобы вместо Синей Лощины я попал на Сонную Пасеку, - с пафосом добавил кот.
- Попросту говоря, он продрых всю дорогу, поэтому не заметил, что телега свернула с Тракта на Мальвинскую дорогу и привела его к самому Хребту, - не без ехидства добавил Пушкайтс.
 - Я так и сказал: так распорядилась судьба, - обиделся кот.
- Как бы то ни было,  ни я, ни  Пьер не подозревали, что ключ, который он отобрал у меня,  никогда не был в руках Милора Адони, - Патрик улыбнулся. – Пожалуй, я соглашусь с Ксаверием – кто-то или что-то перепутало все ходы, смешало все карты и посмеялось над всеми планами. 
- Но все закончилось самым лучшим образом, - счастливо улыбнулся Марк и прижался щекой к плечу Петунии. – Правда, матушка Петти?
- Правда, мой хороший, - так же счастливо улыбаясь, ответила та. То ли посетившее  счастье сделало ее лет на десять моложе, то ли шестьдесят с хвостиком - это и впрямь не такой уж преклонный возраст, но Петуния Плющ выглядела в этом миг молодой и красивой.
- Ну, хорошо, хорошо, - не унимался господин Бобликс. – С этим понятно. Но где сейчас ключи?
- Все они у Привратников, - ответил Пушкайтс, разглядывая перед зеркалом свое отражение – он вновь начал отпускать бороду и не мог налюбоваться своим отражением, - где им и положено быть.
- Не выходит, - покачал головой неугомонный старичок. – Сами считайте. Первый ключ, который почти израсходован – у Привратников. Второй ключ, с которого снимали копию для мумзика – тоже у них. Четвертый, что Ксаверий принес на Пасеку, вы тоже отдали Привратникам. Ну а третий-то где?
- Разве его не украл в свое время Пуштак? – удивился Пушкайтс.
- Нет, - возразил Ксаверий, - Пуштак приложил свои кривые ручки к первому ключу, с помощью которого позже Орден Посвященных восстанавливал порядок.
- Вот так-так, - господин Бобликс хитро прищурился и удовлетворенно хлопнул в ладоши. – А ведь я оказался прав – в этой истории рано ставить точку. Третий ключ, того и гляди, даст о себе знать. И, думается мне,  каким-нибудь неожиданным образом. И, вполне может быть, еще на моем веку. 




***
Когда Осени приходит пора передавать дела Зиме, она бросает прощальный взгляд на плоды рук своих и, прощаясь, проливает несколько слез, которые многие по незнанию принимают за дождь.

КОНЕЦ.

13 комментариев:

  1. Уф, теперь могу спокойно написать комментарий, не дергая нервно мышку, чтобы открыть и прочесть следующую главу)))
    СПАСИБО ОГРОМНОЕ ЗА УДИВИТЕЛЬНУЮ СКАЗКУ!!!!!
    Знаете. я давно не испытывала таких ощущений: помню, как папа читал мне в детстве сказку, а я замирала под одеялом, боясь шелохнутся, в предвкушении необыкновенного окончания...вот так и сейчас...лишь бы никто не согнал со стула, не отдернул от монитора....
    Очень интересная сказка. Необыкновенно магическая, таинственная и философская. В ней столько мыслей, которые нужно обдумать, пропустить через себя... Знаете, немного напомнила мне ваша сказка прочтение "Властелина колец" Толкиена - столько же интриг, хитросплетений. Но ваша сказка добрее, поучительнее...
    Очень понравились герои. Не знаю почему, но мое сердце отдано Максимилиану. Мне кажется, что он - настоящий Человек, со всеми его сомнениями, желаниями и в итоге с чистым сердцем...
    А маленькие народцы! Мумзики, стрекозяблики, хыки (необыкновенные существа!), пугрики, чубобы.....о каждом можно говорить много-много!
    И еще: философский юмор Ксаверия и Чайника - это нечто!
    В общем, мне надо собраться с мыслями. Я к вам еще загляну. можно?)))

    ОтветитьУдалить
  2. разве нужно спрашивать разрешения, чтобы придти? (обычно ищут причину, чтобы уйти) так что заходите, когда хотите и располагайтесь поудобнее. мне очень приятно, что вам понравилось. вот только издателя я никак найти не могу, поэтому лежат, как недошитые куклы, еще две сказки (в которых кое-кто из знакомых героев играет ого-го какую немаловажную роль) - часть глав только наброском определена, диалоги не причесаны - не видела смысла дописывать, но теперь, пожалуй соберусь с духом...
    мне было очень важно понять: будут ли читать то, что я напридумывала? теперь вижу - будут. значит, придется ввести режим жестокой экономии в доме, перекроить бюджет и найти деньги для пбликации за свой счет. но это не страшно, главное, что есть желающие прочесть. спасибо.
    а про "Властелина колец" это очень круто, я на такое и замахнуться никогда не решилась бы, Толкиен - столп, как эталонная мера литературы в стиле фентези (для меня). поэтому сравнение втройне приятно.

    ОтветитьУдалить
  3. Да, издатели...даже не знаю, что сказать. Я с ними не сталкивалась, но понимаю, что достучаться до них неимоверно тяжело. А сказка действительно понравилась. И конечно, допишите ваши новые сказки. Я уверена, что они очень интересными получаться. Не знаю, как знатоки фэнтези, я только любитель, но чувства от прочтения книги Толкиена и вашей сказки у меня "одуряющие" - не хочется выныривать из царства фей и мумзиков, воздушных облачно-призрачных замков и тайн, тайн, тайн... Магия и волшебство всегда манят, и не только детей. Уверена, что у вашего творчества есть будущее. Главное, не останавливайтесь...

    ОтветитьУдалить
  4. И вот еще...скучаю по Сумрачному Рыцарю и господину Парпару...)))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. у обоих в продолжении есть свое место

      Удалить
    2. Как же я рада, вы даже не представляете! Я тут вспомнила. У нас в Украине есть Клуб семейного досуга или Книжный клуб. У них свое издательство. и с иностранными авторами, насколько мне известно, они тоже работают. Может, вам попробовать?
      http://www.bookclub.ua/

      Удалить
    3. вот спасибо! попробую конечно

      Удалить
  5. Как хорошо, что сказка закончилась именно так. Это словно съел кусочек тирамиссу и еще хочется и есть надежда на возможность следующего лакомства.
    А сказка получилась, как бы так сказать, с двойным дном. Вроде бы детская история - ни тебе битв, ни кровищи (я когда маленькой читала Толкиена, которого очень люблю, чуть со страху не померла при описании осады крепости, когда орки отрубленными головами защитников крепости начали бросаться), но напряжение есть. Ребенок вроде бы просто волшебную историю получает, а взрослый еще и над диалогами посмеятся может. Мне очень понравились перепалки чайника с котом и с Пуштаком. И вообще философия кота очень такая человеческая - моя хата с краю. Я себе вообще всю историю в виде мультика очень хорошо могу представить. Особенно момент, когда королева пчел с Патриком беседует и вдруг крылья расправляет - товарищи, полный улет! Одним словом сказка суперская. Издавать надо! Конечно лучше бы с иллюстрациями, чтобы привлечь внимание читаелей, еще не знающих о чем сказка. Взял в руки, а с картинок на тебя и хыки с чубобами смотрят, и темный рыцарь (этот вообще всем девочкам от 9 до 99 лет голову вскружит).
    В общем я ее еще раз, а может и не раз перечитаю - я уже главы себе скотировала. Спасибо большое. Жду вопросов в субботу.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. спасибо, невероятно приятно. особенно тронуло, что это сказка "с двойным дном". я как разз и хотела, чтобы родители, читая сказку детям, сами заинтересовались, поэтому диалоги как раз с этим расчетом и писались

      Удалить
  6. дааа ))
    сказка получилась сказочная )в смысле очень клевая )
    с такой концовкой думается будет продолжение? ))

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. да, как я уже говорила, сказка задумывалась как первая история о ключах гармонии, а т.к их всего четыре, то с каждым из них должна произойти история...

      Удалить
  7. Дорогая Татьяна!
    Я давно собиралась вам написать, но все не находила слов. Да и сейчас ничего вразумительного написать не получается. Увы, но у меня нет такого литературного таланта, чтобы выразить все свои впечатления от прочитанного.
    Не стану описывать в деталях все то, что мне понравилось в вашей книге - ни слов, ни места не хватит. Лучше скажу так: всю ту неделю, что я читала "Стеклянный мед", я страдала от сильнейшего недосыпа. Я брала книгу в руки перед сном и....ложилась спать только ближе под утро, когда мой мозг отказывался уже понимать значения даже простых слов.
    Спасибо!
    С нетерпением жду продолжения приключений жителей этого волшебного мира. И очень надеюсь, что вашу книгу заметят и оценят по достоинству и когда-нибудь я смогу поставить ее на полку, чтобы однажды ее прочла и моя маленькая дочь.
    С огромным уважением!

    ОтветитьУдалить
  8. Валя, вы меня расстрогали )))
    Искренне сожалею, что сказка стала причиной вашего недосыпа. И столь же искренне рада, что она вас так захватила. Если есть люди, готовые читать сырую, неотредактированную историю (а опечаток там немало), значит я не зря во все это ввязалась. А после стольких позитивных отзывов как минимум допишу историю о третьем ключе (замахиваться на дописывание "Срочно требуется герой" пока не стану, я не Донцова - писать по 100 романов в год я не в состоянии) и тоже покажу ее сначала своим ПЧ, т.е. вам.
    Спасибо! Заглядывайте в гости.
    Удачи!

    ОтветитьУдалить