Translate

четверг, 22 марта 2012 г.

Стеклянный мёд (глава двадцать восьмая)

Глава двадцать восьмая,
в которой чайник узнает нечто неожиданное о своем происхождении


          Сквозь кисейную занавеску в комнату цедился жидкий свет, просеянный частым ситом тумана. Но его было недостаточно, чтобы серьезно покуситься на власть царившего в комнате полумрака.  Тишину нарушало лишь  легкое дыхание спящего на лавке мальчика. Когда дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щель юркнул рыжий кот. Мальчик заворочался, но не проснулся.
          Ксаверий осмотрелся. Вот так-так!. Он уже видел этого мальчишку, несколько лет назад. Выходит, что судьба и излишняя сонливость привели его не в Синюю Лощину, а на Сонную Пасеку. Ксаверий почти расстроился, но вдруг вспомнил, что на его шее под двумя витками шарфа покоится тот самый ключ, от которого зависит что-то очень серьезное, и испугался. Перед его глазами промелькнула картинка-воспоминание: площадь опустевшего городка и тени давно покинувших городок жителей, обсуждающих… Да, несомненно, они говорили о ключе! Уж не этот ли ключ повинен в тех неприятностях, что свалились на крыши несчастного городка? Не спуская глаз с мальчика, Ксаверий  попятился к двери и уже собирался улизнуть незамеченным, как звук шагов на крыльце изменил планы кота. Окинув беглым взором комнату с коротенькими занавесочками на окнах и массивной деревянной мебелью без покрывал и скатертей, кот шмыгнул под свесившийся с лавки край дорожного плаща, укрывавшего спящего мальчика.   Дверь распахнулась, впуская в комнату большого человека. Поставив что-то увесистое на стол, он подошел к ребенку и прислушался к его дыханию.
          - Марк, - осторожно позвал голос, который Ксаверий сегодня уже слышал.
          Шерсть вновь встала дыбом на спине кота, он в ужасе прижал к голове уши и сжался в комок, готовый опрометью выскочить на улицу, представься лишь возможность. Дверь распахнулась во второй раз. В образовавшемся светлом пятне дверного проема  Ксаверий увидел две ноги, обутые в стальные боевые сапоги со шпорами.
- Монсеньор, - сказал обладатель необычной обуви. – Все  случилось, как вы и планировали. Гостья прибыла. В данный момент она находится в северной башне    Грозового Бастиона. Башня опечатана.
- Прекрасно! Всё складывается, как нельзя, лучше. Мёд, Максимилиан, мёд дозрел. Вот полюбуйся – этого количества хватит не только, чтобы накормить нашу печальную крошку, но даже чтобы ее в нем засахарить, - смех прокатился по комнате порывом ледяного ветра. – Что говорит лекарь?
- Не дает никаких прогнозов, - уклончиво ответил тот, кто был назван Максимилианом. – Принцесса все еще пребывает вне границ нашего мира.
- Знахарка говорит чушь, а ты повторяешь! Наш мир ограничен пятью измерениями. Если ее нет в измерение реального времени, ее нужно искать в магическом.
- Но разве проникновение в магическое измерение не привлечет неминуемо  внимание  Совета? 
- Пусть привлекает! – самоуверенно заявил «монсеньор». – Все козыри и даже джокер у нас! Кстати, о джокере.
Пьер, а это был без сомнения он, вышел на крыльцо и пронзительно свистнул. В ответ на призыв мага-пасечника донеслось утробное урчание, какое мог издавать больной несварением желудка паровоз.
- Федерико, - по-хозяйски велел пасечник, - немедленно отправляйся в  Грозовой Бастион. Твоя задача – охранять от любого проникновения северную  башню замка. Я разрешаю тебе спалить любого, кто осмелится ступить во внутренний двор крепости. Ты все понял?
Федерико рыкнул, по-видимому, подтверждая понятность полученного приказа. На мгновение коту показалось, что солнце задернули большим темным занавесом. Он с содроганием выглянул из-под полы плаща и увидел в дверном проеме, как по желтой траве перед домиком скользит крылатая тень дракона, удаляющегося в сторону Имперского Хребта.


***
Согласитесь, непросто принять после долгих лет жизни чайником известие о том, что ты  - сын того самого Зеркала, которое родилось из лунного отражения в руках Милора Адони.   Чайник на несколько минут выпал из потока времени, словно вновь провалился в загадочный тоннель. Прожив много лет в человеческом обществе, и еще несколько лет поскитавшись по лесам-полям в обществе забавного коротышки, чайник испытал множество разнообразных чувств и эмоций.
С потрясением он столкнулся впервые.
- Но каким образом? - спросил он хриплым от волнения голосом.
- С исчезновением Милора Адони судьбу некоторых уникальных предметов не удалось отследить. Зеркало Таинств из их числа. По-видимому, Зеркало было разбито. Его крошечные осколки иногда находят в разных частях континента. Но они так и остаются осколками – сувенирами или, как в случае с госпожой знахаркой, магическими атрибутами. И лишь тебе посчастливилось получить часть Зеркала при рождении – каким-то образом твоя медь приняла в свой состав часть зеркальной меди. Может быть, осколок Зеркала попал в чан с раскаленным металлом, из которого потом сделали тебя. И ты стал самостоятельном, целым созданием, рожденным Зеркалом, в то время, как прочие осколки так осколками и остались. Поэтому все они, где бы ты их не встретил, будут стремиться воссоединиться с целой вещью – с тобой. Можешь оставить попытки оторвать тот кусочек, что покинул карман госпожи Погремушки. Он сам определил то место, где ему должно быть.
- Что такое Зеркало Таинств? – прошептал испуганный прикосновением к сокровенному знанию чайник.
- Зеркало, рожденное из лунного отражения в горном озере, закаленное огнем костра Ордена Посвященных и получившее свое предназначение по решению  Семерки из рук Милора Адони. Ты – наследник тайного знания.
- Да? – чайник с сомнением почесал крышечку. – Отчего ж я ничего не помню?
- Ты не Зеркало, - рассудительно заметила госпожа Погремушка.  – Мне приходилось сталкиваться с исключительными династиями, наследники которых сами из себя ровным счетом ничего не представляли.
- Тогда какой с меня спрос? – попытался аккуратно отмежеваться от скользкой темы чайник. – Я ничего не знаю, меня не посещают озарения. До сегодняшнего дня я исправно готовил чай и был вполне доволен своей участью. Мне бы  сейчас ЛоббиТобби найти и большего не надо!.
- У каждого свое предназначение. Ты вел себя в соответствии с устоявшимися представлениями о любом чайнике. Но ты не любой, ты особый, - принцесса говорила тихо и уверенно, отчего сомнения покидали голову чайника.
Но они незамедлительно возвращались, стоило ему самому задуматься над сложившейся ситуацией.
- Да чем я могу помочь, если все мои познания ограничиваются несколькими способами заварки чая? Я не сомневаюсь, что мир стал бы гармоничней, если бы все научились правильно заваривать чай. Но разве это спасет мир?
- Попробуй посмотреть на все со стороны, - зашептал невидимый голос, обняв чайник за плечи прохладной рукой, - словно ты – это не ты. Представь, что ты – божья коровка. Ты живешь на своей солнечной лужайке и даже не задумываешься о том, что недалек тот час, когда порядок вещей может непоправимо нарушиться. Живешь себе, в ус не дуешь. И однажды за завтраком ты узнаешь, что кто-то зловещий собирается лишить тебя любимой лужайки, а попутно еще и весь остальной мир погрузить во мрак. Паника, ужас, отсутствие аппетита и отказ перекинуться партейкой в бридж с семейством кузнечиков. Но тут в беседе за чаем в гостях у кузнечиков ты узнаешь, что есть на свете безвестный скромный медный рыцарь, от мужества и самоотверженности которого зависит спасение мира.
- Так-так, - с интересом кивнул головой чайник.
- Но, увы, - Вентичелло убрал руку с плеча новоявленного рыцаря, - рыцарь этот ответственности на себя брать не хочет, говорит, что ему и на печи живется неплохо, а проблемы мироздания должно решать само мироздание.
- Какой мерзавец! – воскликнул чайник. – А как же моя лужайка? Что же делать семье кузнечиков? У них такие милые малыши недавно родились…
- Видишь, как хорошо иногда посмотреть на проблему с точки зрения божьей коровки, - рассмеялся Вентичелло.
- Вентичелло, ты удивил меня, - восторженно сообщила Авиталь. – Твои слова впору мудрому советнику, а не легкомысленному пажу.
- Я тоже посмотрел на ситуацию глазами божьей коровки, - продолжая смеяться, признался ветер.
- То есть, это вы что же хотите сказать? Что я и есть тот самый прячущийся за печкой герой? – очнувшись от рассказанной ветром истории, пробормотал чайник.
- Выходит, так, - усмехнулась госпожа Погремушка.
- Ну уж нет! – разгорячился чайник. – Давайте ваше оружие, которым я должен буду повергнуть всех врагов мироздания!
- Подойди ближе, рыцарь, - велела принцесса.
Чайник, внезапно ощутивший себя кентавром, подгарцевал к наследнице престола фей и замер в горделивой позе.

***
Пьер Наваль снял лоскут черного бархата с хрустального шара и внимательно вгляделся в стеклянную поверхность. Комната наполнилась мягким мерцающим светом. Пьер свел над шаром обе ладони, словно намеревался собрать ими разлившийся свет. Траектория движения рук  оставила  в воздухе светящийся контур пирамиды, центром которой оказался шар. Произнеся несколько низких раскатистых звуков, Пьер дотронулся до одной из граней пирамиды, отчего она открылась подобно дверце. Пьер протянул внутрь пирамиды руку и коснулся  шара. Максимилиан сделал несколько шагов к столу, чтобы лучше видеть происходившее. Шар медленно втянул в себя Пьера. 
Максимилиан склонился над пирамидой, силясь рассмотреть то, что теперь творилось внутри нее. 
Воспользовавшись тем, что до него никому нет дела, Ксаверий стремглав бросился к неплотно прикрытой двери и, почти так же виртуозно как Пьер, но значительно быстрее, проскользнул в скромных размеров щель.

Куда бежать, Ксаверий не знал. Поэтому припустил во все лопатки, куда глаза глядят.  Глаза глядели в сторону скопища рослых деревьев, где можно было поискать дупло или нору между корнями и спрятаться. Домчавшись до ближайшего  дерева, Ксаверий с разбегу прыгнул на могучий ствол и изо всех сил принялся работать лапами. Он залез очень высоко, прежде чем оглянулся и увидел, что все еще пребывает на земле. Ствол дерева был абсолютно гладким, когти Ксаверия не встретили ни одной зазубринки или трещинки, чтобы уцепиться. Ошалевший от такого поворота событий, кот устремился в чащу в надежде найти подходящую норку.
Происходящего внутри того пространства, куда отправился Пьер, Максимилиану не удалось разглядеть. Он лишь увидел, что внутри шара что-то вспыхивает, завивается туманными языками и вспенивается. Зрелище было необычным, но довольно однообразным. После минутного наблюдения Максимилиан устало опустился на грубый деревянный табурет и стал ждать. Ждать пришлось недолго. Один из языков тумана выпростался из хрустальной сферы и растекся по поверхности стола, постепенно сгустился и принял очертания Пьера, сидящего на столе с поджатыми под себя ногами.
- Ее там нет, - констатировал слегка прозрачный волшебник. – Ты все правильно понял из того, что сказала лекарша?
- Я не понял ровным счетом ничего из ее слов, - признался Максимилиан. - Но передал их вам, монсеньор, дословно.
- Давай еще раз посмотрим, - спрыгивая со стола, предложил Пьер, с каждым словом становившийся все более осязаемым.
Он разогнал остатки мерцающего света, рассеял очертания пирамиды и, сделав несколько пасов руками, вновь уставился в хрустальный шар.  На этот раз шар явил вид части залы, окрашенной в лунно-желтых тонах.  
- Ну вот же она, жива-здорова, собирается, как я вижу, чай пить! – Пьер довольно потер руки. Вид улыбающейся Авиталь, возложившей руки на крышку какого-то чайника, обрадовала его. – Это очень кстати.  Мед к чаю – лучший презент. Немедленно отправляйся и передай ей вот это.
Пьер зачерпнул из недавно принесенного и все еще стоявшего на столе  бочонка ложку меда и протянул Максимилиану его уже закупоренным в миниатюрный пузатый сосуд, материализовавшийся из воздуха.
- Ты помнишь, что надлежит сделать после того, как принцесса отведает меда? – уточнил волшебник.
- Да, монсеньор.
- Великолепно. Отправляйся!, - Пьер похлопал рыцаря по плечу и мечтательно прикрыл глаза.
 
***
Дослушав наставления, чайник поклонился сначала принцессе, затем госпоже Погремушке и направил стопы прочь из зала, навстречу подвигам и славе, но был остановлен Вентичелло.
- Ты хоть понимаешь, где мы находимся, пешеход? Это – облако. Садись мне на плечи, я постараюсь снести тебя на землю с наименьшими неудобствами.  
За последние несколько дней чайнику уже  приходилось летать вниз головой посредством сороки, а также крутясь, будучи  подхваченным вихрем. Впервые ему представилась возможность полетать цивилизованно и по собственной воле. С высоты, на которой парила над землей Башня Света, чайник увидел горную цепь, далеко протянувшуюся с востока на запад с мрачной крепостью, венчавшей один из отрогов Хребта, обширный лес в стеклянной глазури и прилепившееся к его западному краю утлое поселенье. Впрочем Вентичелло не собирался устраивать чайнику обзорную экскурсию. Ветер аккуратно, но довольно быстро спустил его с небес на землю. Поэтому никаких подробностей промелькнувшей панорамы чайнику разглядеть не удалось.   
- Всё, дальше я тебе не провожатый, - Вентичелло сочувственно похлопал чайник по ручке и, не попрощавшись, оставил новоявленного рыцаря один на один со стеклянным лесом.
Осмотревшись, чайник понял, что находится в чащобе. Из-за плотно сошедшихся плечом к плечу деревьев он не мог рассмотреть, где в  данный момент располагается солнце, чтобы сориентироваться, куда идти. Чайник еще долго размышлял бы над своим положением, если бы что-то мягкое, но упругое не сбило его с ног. 
- Когда же этому придет конец!? – возмущался чайник, второй раз за день с трудом принимая вертикальное положение и потирая ушибленный бок. – Если так пойдет и дальше, я  окончательно сплющусь.
Чайник подобрал крышечку, осмотрел новую вмятину на боку и только после этого заметил, что из ближайшего куста на него смотрят.
- Ну? – сердито спросил чайник, - и чего же тебе от меня надо? Выходи! Или у тебя хватает смелости нападать только со спины?
- Это ты? – удивились из кустов знакомым голосом. – Выходит, вы все же  дошли. А где же твой коротышка?
- Похоже, что мы знакомы, - без особого удовольствия констатировал чайник.
- Еще бы, - из куста высунулась рыжая мохнатая лапа и приветственно помахала, - это же я – Ксаверий!.
- Ого! Как ты-то здесь очутился?
- Трагическое стечение обстоятельств, - выходя из-за куста, вздохнул кот. – Сейчас я должен быть в Синей Лощине. А, как видишь, прячусь в кустах той самой Листирании, куда вы получили назначение. Кстати, как ваши успехи?
- Какие там успехи!, - отмахнулся чайник. – Я потерял ЛоббиТобби. И кроме того, на меня, как оказалось, надеется все мироздание. А я даже не представляю, где искать спящего мальчишку. Но хуже всего то, что я должен каким-то чудом освободить из плена одного из Ордена Посвященных, которого охраняет дракон. Ты представляешь – дракона!? Победить-то я его победю, но взять его откуда – вот в чем вопрос. Они же -  персонажи сказочные!.
- Угу, - почесывая за ухом, согласился кот, - как и мумзики с феями.
- Ты не передергивай , мумзики точно существуют!. Феи, как только что выяснилось, тоже. А вот драконов я никогда не видел. Может, они и водились в незапамятные времена, так их, поди, всякие рыцари  давным-давно ради прекрасных дам поубивали.  
- Хорошо бы, коли так!. Однако  не далее, чем десять минут назад я видел одного, - сообщил кот. – А чего ты там бормотал про спящего мальчишку?
- Правда? – не поверил ушам чайник. – Настоящего дракона?
- Пожалуй, - неуверенно кивнул Ксаверий, он ведь видел только тень дракона, и однозначно утверждать, что она принадлежала всамделешному дракону, не рискнул. – Ну а на счет мальчишки что?
- Для того, чтоб ЛоббиТобби вызволить (в какую-то передрягу попал мой мумзик), мне нужно спросить совета у спящего мальчишки. Как тебе такая перспектива?
- Заманчиво,  - усмехнулся Ксаверий. – А ты будить его будешь или прямо у спящего и спросишь?
- Разбудить придется. Но где ж его взять? Тут городок какой-то есть, но  он же брошенный вроде, в нем и стариков-то не осталось, не то что мальчишек.
- Мальчишку я тебе раздобуду. А вот с драконом, не обессудь, сам разбирайся. Мне они по состоянию здоровья противопоказаны. Могу только показать, куда он улетел.
За рассказом Ксаверия о его путешествии и промашке с местом назначения, они выбрались из стеклянных зарослей к  дому пасечника. Вопреки  предсказаниям Ксаверия, в доме не оказалось ни рыцаря в кованых сапогах, ни пасечника. На столе все так же стояла бадья с медом и накрытый куском черного бархата магический шар.  На лавке у самого окна спал вихрастый белокурый мальчишка.
- Ну что, годится? – прошептал  кот, с сомнением разглядывая курносого мальчугана.
- Выбирать не приходится. Где я еще найду поблизости спящего пацана? – вздохнул чайник.
- Вот и славно. Я, пожалуй, пойду. Зачем тебе мешать? – кот осторожно попятился к двери.
- Ты мне и не мешаешь, - заверил кота чайник. – Ты, знаешь что…, Посмотри-ка в бочонке  на столе – не вода ли?
Кот без удовольствия запрыгнул на стол.
- Нет, не вода. Что-то липкое, на мед похожее, - скривился Ксаверий.
- Мед – это хорошо! Чай с ним пить – самое милое дело. Ну-ка начерпай мне сюда, - чайник вплотную подошел к столу и снял крышечку.
- Куда? Прямо в тебя и лить? – уточнил кот.
- А ты видишь какую-нибудь подходящую тару? Давай уже, лей, потом разберемся. Негоже добру пропадать, - рассудил запасливый чайник.
- Как знаешь, - скептически заметил Ксаверий, переправляя ложку за ложкой в видневшееся у ножки стола отверстие в голове чайника.
- Хватит, - подал сигнал чайник, - а то ходить тяжело будет. Пока ты на столе, посмотри сверху, воды нигде не видно?
Кот обшарил взглядом комнату, не поленился заглянуть под черный бархат, посмотрел на искаженное округлым боком шара свое  отражение и остался доволен.
- Нет, воды нигде не видно.
- Чем же я могу напоить мальчишку? – спросил сам себя чайник. – Она сказала. Что она сказала-то? Ага, «окропишь губы спящего росой». Там еще слово какое-то было. Какой-то росой. Слышишь, рыжий? Ты какую росу знаешь?
- Утреннюю, - откликнулся кот. – Бывало, возвращаешься через луг под утро, ну никак сухим не выйдешь из травы.
- Утренней росой? Нет, вроде не то слово было. Еще какую-нибудь росу знаешь?
- Ну, - задумался кот, - я слышал, как мышка песню пела про росу. Погоди, сейчас припомню.
Он прошелся по столу пару раз в оба конца, потерся о бока бочонка и громко замурчал:
«Утром во поле – полюшке
ветер бродит босой,
упивается  волюшкой
и медвяной росой».
- Слышь, медноголовый? Роса бывает медвяная! – спрыгнув со стола, подсказал кот.
 - Угу, - отозвался чайник, размышляя о чем-то своем. – Ну, тогда лезь на лавку!.
- Это еще зачем? И чего это я «лезь»? Тебе надо, ты и лезь!.
- Не допрыгнуть мне! Даже без меда в животе. Ножки, сам посмотри, короткие, - чайник продемонстрировал Ксаверию четыре короткие причудливо изогнутые конечности, не предназначенные, казалось, даже для ходьбы.
Кот сочувственно покачал головой и запрыгнул на лавку, оказавшись за головой у мальчика.
- И что теперь? – шепотом уточнил кот.
- Опускай хвост, - скомандовал чайник.
- Чего? Это чего ради? Нет, медноголовый, ты это брось, - запротестовал Ксаверий.
- Мне по-другому никак на лавку не взобраться!, - сокрушенно сказал чайник. – А пацана разбудить, во  как надо!, - чайник провел высоко над крышечкой, показывая степень необходимости разбудить мальчишку.     

***
- Госпожа, - Максимилиан учтиво склонил голову, - прошу принять в дар с заверениями искреннего уважения.
Авиталь вспорхнула с подоконника и, едва подрагивая прозрачными крылышками, подлетела к тому месту, куда рыцарь поставил стеклянный сосуд, казалось, наполненный жидким янтарем. 
- Что это? – удивилась принцесса.
- Мед. Осенний мед. Самый ценный из всех, когда-либо собиравшихся.
- Пахнет воспоминаниями, - приподняв крышку и вдохнув аромат меда, сказала маленькая фея. – Мама очень любила мед. У нас была специальная кладовая, где хранился исключительно мед, собранный со всех лугов Восточного континента.
- Не желаете отведать? – уточнил Максимилиан.
- Непременно. Вы останетесь с нами? Чаевничать намного приятней в большой компании, - улыбнулась принцесса. – И вот что, расскажите-ка нам какую-нибудь очередную увлекательную историю. Вы давно обещали поведать о своем путешествии на Южный континент и знакомстве с тамошним хаммубом.
- С удовольствием, - ответил темный рыцарь. – Я даже не предполагал, что мои безыскусные байки вам нравятся .
- Ах, Максимилиан, конечно нравятся! Вы столько интересного знаете, - заверила гостя Авиталь.
- Посидел бы ты взаперти столько, сколько приходится ее Высочеству, ты бы и не такие истории согласился слушать, - беззвучно прошелестел Вентичелло.
Авиталь сделала вид, что не услышала слов пажа. Максимилиан, уверенный, что никто кроме него не понимает слов ветра, решил оставить дерзкого безнаказанным.

***
Чайник остановился у подбородка мальчика и, прицелившись, капнул несколько капель меда в его полуоткрытый рот. Ничего не произошло.
- Наверное, ты что-нибудь напутал, - сидя на безопасном расстоянии и вылизывая лапу, предположил кот.
- Вряд ли. Скорее всего, это не тот мальчишка.  Кроме того я не знаю, можно ли разбавленный водой мед считать медвяной росой, - чайник выглядел разочарованным.
- Что делать будешь? Пойдешь искать другую росу или другого мальчишку?
- Дракона!, - ответил чайник. – Его-то уж точно трудно спутать с кем-нибудь другим. К тому же, он сторожит какого-то Посвященного. Может быть, Посвященный посвящен и в эту тайну и поможет мне в знак благодарности за свое освобождение.
- А ты таки уверен, что с драконом легко справиться? – усмехнулся Ксаверий.
- А то?! Я же рыцарь!, - самоуверенно заявил чайник.- Мне же не только мироздание спасти предстоит, мне еще ЛоббиТобби  найти и выручить нужно.
- ЛоббиТобби, - пробормотал мальчик.
-  Что? Что ты сказал? – чайник придвинулся на шажок ближе к голове мальчугана.
- Это он во сне. Я во сне даже песни петь могу, если поем до этого хорошо,- не переставая вылизываться, заметил кот.
 - ЛоббиТобби остался у Леса. Я убежал за доном Федерико. Достал его клетку из куста, чтобы отнести домой. И меня ужалила пчела, - мальчик лежал на лавке с открытыми глазами и видел прямо перед собой искривленное округлыми боками чайника собственное отражение.
- Ты знаешь ЛоббиТобби? – спросил чайник.
- Да!. Он очень забавный парень. Но он остался у Леса. А я уснул. Я однажды уже спал больше месяца. Сейчас какой месяц?
- Октябрь, кажется, - неуверенно ответил чайник. – Ксаверий, какой сейчас месяц?
- Октябрь, - подтвердил кот.
- Значит, в этот раз я спал недолго, - сказал Марк, медленно садясь и свешивая с лавки слабые со сна ноги.
- Послушай, ты сказал, что какой-то Федерико сидел в клетке. Это случайно не тот дракон, что сегодня здесь летал? – поинтересовался Ксаверий.
- Дракон? Нет, я драконов никогда у нас не видел. Дон Фдерико – моя ящерица. Но очень редкая ящерица, с самого Зарзибома! 
- Ты на ящериц не отвлекайся!. Что с мумзиком? Ты сможешь показать, где в последний раз видел ЛоббиТобби?- нетерпеливо перебирая ножками , уточнил чайник.
Марк повернулся к окну и ткнул пальцем в сторону леса.
- Если идти вправо от того места, откуда видно главную улицу Сонной Пасеки, то совсем скоро увидите карусельное дерево. Мы так его с Тилли называли, его ветки торчат вот так, - Марк раскинул руки с растопыренными пальцами.  – Он оставался смотреть на дерево, когда я уходил….
- Ты что же, с нами пойти не хочешь? – вкрадчивым голосом спросил Ксаверий.
- Я спать хочу, - честно признался  мальчик. – Так хочу, будто не спал несколько лет. А вы, как найдете ЛоббиТобби,  приходите вместе с ним ко мне в гости.
Зевая, мальчик свернулся калачиком на лавке и вновь уснул.
Чайник выразительно посмотрел на Ксаверия. Кот, всячески подчеркивая свое неудовольствие, нехотя спрыгнул со стола и помог чайнику спуститься с лавки.
- Вперед! – в боевом порыве вскинув ручку, призвал чайник и устремился прочь из домика пасечника.
-  Совсем в уме повредится, - проворчал кот, но все- таки счел за благо последовать за чайником, а не дожидаться очередного возвращения страшного хозяина пасеки.  

***
Госпожа Погремушка накрыла для чаепития изящный тонконогий столик, сдобрив заварку ведомыми лишь ей травами. Вентичелло начерпал из облака дождевой воды и теперь раздувал самовар. Максимилиан стоял у высокого стрельчатого окна и смотрел на лишенный магической мантии Лес.
- Что вы знаете о судьбе вашего народа?  - Максимилиан не сдержал любопытства и спросил сидевшую на подоконнике наследницу престола фей.
- Многое, - печально ответила та. – Но не всё. История, уходящая вглубь времен, мне известна. Красивые песни и притчи, которые все, кроме фей, считают только песнями и притчами, правдиво повествуют о моем народе. Если вам на память приходит какая-нибудь побасенка, то и она, я уверена, лишь часть эпоса  фей.
- Да-да, в детстве я особенно любил поверье о том, что феи выполняют желания!. И я отчаянно желал, как все мальчишки…
- Чего же вы желали?
- Всякую ерунду. Например, мне хотелось иметь деревянную саблю. Но в замке, где я воспитывался, была оружейная комната с настоящими саблями, пиками, ружьями. Было достаточно лишь приказать, и любая из этих вещей оказывалась в моем распоряжении. 
- Выходит, вы желали без той силы, которая необходима, чтобы призвать фею с ее колокольчиком, - улыбнулась Авиталь. – Феи способны исполнять лишь те желания, что со всей доступной человеку страстью идут от самого сердца.
- Да, мне нечего было желать так сильно. Практически все уже заранее было мне доступно.
- Прошу вас, - госпожа Погремушка закончила сервировать стол, - самовар поспел. Господин Рыцарь, ты уж не взыщи, но наливать себе чай ты будешь сам – мне не поднять твою чашку.
Горячий напиток, умело заваренный знахаркой-пугриком, благоухал разнотравьем Глухомании. Вентичелло подхватил головокружительную  мелодию ароматов и наполнил ею Башню Света.
- Какое великолепие, - восхитился Максимилиан. – Но даже его можно довести до абсолюта.
Он снял крышку со стеклянного бочонка и запах осеннего меда сладкими нотами влился в общую гармонию.
Максимилиан пригубил напиток и с видом знатока удовлетворенно откинулся в облачном кресле. Чай действительно оказался необыкновенно вкусным. Но не это заставило темного рыцаря прикрыть глаза. Из-под полуопущенных век было значительно удобней наблюдать за тем, как Авиталь с любопытством сначала вдыхает дурманящий запах меда, а потом пробует доселе неведомый десерт.
- Что скажете, ваше Высочество? – поинтересовался темный рыцарь, когда маленькая фея расправилась с очередной ложкой меда.
- Чудесно!, - выдохнула очарованная принцесса. – Я готова пожать лапку каждой пчеле, внесшей свою капельку нектара в создание этого восхитительного кушанья.
- Нет ничего более простого, - будничным тоном  заметил Максимилиан. – Пасека буквально в тени вашей Башни Света. Мы можем посетить ее хоть сию секунду.
- Правда? И я смогу отсюда выйти? – удивилась Авиталь.
- А мы никому не скажем, что вы отсюда выходили, - Максимилиан приложил палец к губам и подмигнул принцессе. – Тем более, что мы всего на одну минуточку – поблагодарим королеву роя и вернемся., Никто и не заметит!.
Авиталь согласно кивнула и юркнула в любезно предоставленный Максимилианом для недалекого путешествия капюшон.    
     

2 комментария:

  1. Ну вот, мои дорогие читатели, повествование сказки и выходит на финишную прямую. Вы, навреное, уже это и сами почувствовали по той степени закрученности\запутанности сюжета, которую я так старательно сохраняла.

    ОтветитьУдалить
  2. да, закручено здорово )
    в предвкушении ))

    ОтветитьУдалить